Как работает фитнес-бизнес.

Развиваю фитнес-клуб, делаю маркетинг услуг через доверие, Бегаю трейлы.

Previous Entry Share Next Entry
Как делается #Челябинск. К нам приехала Эко рыба. Зачем, куда и в чем суть. Рыбная лавка "Свои люди"
ikonoplev
Вообще, мы познакомились с основателями, когда я показывал им один из управляемых объектов в целях аренды. В ходе разговора я понял, что локация вот совсем не соответствует тому формату, который задумали коллеги.

Отправил их на Центральный рынок Че и забыл. А потом как-то стали общаться, я уж не помню, как.

Сегодня вышел репортаж на челябинском Эхе. У них получается и они единственные (!) кто, по моим данным, двигает тему ЭКО продуктов в Че, потому продвижение коллегам с моей стороны и пиар.

Вот тут запись.

Под катом расшифровка.

И. КОНОПЛЕВ: Всем привет. Это программа «Как делается Челябинск». Меня зовут Илья Коноплев. И здесь мы говорим о разных интересных и правильных челябинских бизнесах, которые делают наш город эффективнее. Сегодня я хочу поговорить об очень редкой для Челябинска индустрии — это экологический продуктовый ритейл. И со мной в студии Александр Мусс и Александр Риттер — основатели рыбной эколавки «Свои люди». Александры, привет.

А. МУСС: Привет.

А. РИТТЕР: Привет.

И. КОНОПЛЕВ: Почему вы занялись экоедой, экотемой? На мой взгляд, до вашего появления в Челябинске экоеда, экопродукты отсутствовали. Как вы считаете, что с городом происходит, почему у нас этой культуры нет?

А. МУСС: Ее, в принципе, и в России нет. Очень мало людей, которые следят за тем, что они едят.

И. КОНОПЛЕВ: В Москве стоит «Эколавка», в Москве стоят “Ggoodwill”, в Екатеринбурге тоже что-то происходит с едой.

А. МУСС: Есть, но мало.

И. КОНОПЛЕВ: Ну, да, мало.

А. МУСС: В основном работает крупный ритейл по типу «Пятерочки», «Магнита».

И. КОНОПЛЕВ: А как вы к этому пришли, почему решили в Челябинске экотему поднять, что стало причиной?

А. РИТТЕР: На самом деле это не первое наше дело. Просто начали искать новую сферу деятельности, поскольку сами любим готовить и сами очень любим рыбу.

И. КОНОПЛЕВ: Как вы пришли к тому, что, если мы любим рыбу, давай, ее будем продавать? Что подтолкнуло?

А. РИТТЕР: Подтолкнуло то, что на рынке нет хорошего продукта. Начали искать, начали пробовать. Нашли на сайте The Village информацию о франшизе, приехали в Санкт-Петербург, попробовали эту рыбу и решили адаптировать ее на рынок Челябинска.

И. КОНОПЛЕВ: Когда вы выходили на рынок Челябинска, как вы анализировали его? Как вы пришли к пониманию того, что в нашем городе это пойдет, что было точкой для принятия решения?

А. РИТТЕР: На самом деле, не было никакой уверенности, что это пойдет, просто было слово «хочу». Если нужно мне, значит нужно еще кому-то.

И. КОНОПЛЕВ: Вы анализировали тех продавцов рыбы, которые есть на сегодняшний день? Например, «Красная речка», магазин на Копейском шоссе, безумно популярный...

А. РИТТЕР: Мы слышали о магазине на Копейском шоссе, ни разу там не были. Планируем съездить, посмотреть, что там продается. Другие магазины такие, как «Красная речка» мы анализировали, но там в основном продается семга, свежая речная рыба.

И. КОНОПЛЕВ: А у вас какая?

А. РИТТЕР: У нас рыба шоковой заморозки, как правило, чавыча, терпуг.

И. КОНОПЛЕВ: Чем чавыча и терпуг принципиально отличаются от семги, скумбрии и того, что продается в других местах?

А. РИТТЕР: Это промысловая рыба, то есть она не выращена в питомниках. Она водится в дикой среде, ее отлавливают трейлерами и морозят.

И. КОНОПЛЕВ: Я, когда готовился к программе, прочитал, что есть такое понятие, как аквакультура. Это то, что выращено для будущего потребления. Чем отличается продукция аквакультуры от промысловой рыбы и насколько это вообще страшная вещь — аквакультура, если она страшная?

А. МУСС: Она, в принципе, не страшная, но и не полезная.  То есть это рыба, которая выращивается сугубо для пищи.

И. КОНОПЛЕВ: Я так понял, что ценность, которую закладывают основатели проекта, частью которого вы являетесь, это понятие «другая рыба», дикая, промысловая.  А как в этом убедиться? Вы видели эти заводы?

А. МУСС: Например, нерка не может быть выращена. Ее никто не выращивает. Это другой класс рыбы.

И. КОНОПЛЕВ: То есть она не растет в условиях рыбного стойла?

А. МУСС: Это дикая морская рыбы, которая водится только в море. Больше ее нет нигде.

И. КОНОПЛЕВ: А морской гребешок, например?

А. МУСС: Это все водится в природе, в море, это никто не выращивает. Это натуральный продукт.

И. КОНОПЛЕВ: Как давно вы открылись?

А. МУСС: В сентябре.

И. КОНОПЛЕВ: Прошло несколько месяцев, как вы считаете город готов и хочет такие продукты потреблять?

А. МУСС: Готов, хочет. Но не все.

И. КОНОПЛЕВ: Естественно, и та локация, на которой вы находитесь, это подтверждает. На ваш взгляд, сколько потенциально точек может выдержать этот город  в экорыбной теме в будущем? В числах — две, три, пять, восемнадцать?

А. МУСС: Две — три, не больше.

И. КОНОПЛЕВ: Что будете делать дальше?

А. МУСС: Будем делать готовую еду.

И. КОНОПЛЕВ: Из этой рыбы?

А. МУСС: Да.

И. КОНОПЛЕВ: Что? Рыбные котлеты?

А. МУСС: Суши.

И. КОНОПЛЕВ: Почему суши?

А. МУСС: Потому что из рыбы это основной продукт, который пользуется спросом на рынке.

И. КОНОПЛЕВ: А сложно убеждать клиентов? Я видел те цены, по которым вы торгуете. Они отличаются от тех цен, которые мы привыкли видеть в супермаркетах. С чем вы сталкиваетесь, когда приходится клиентов убеждать?

А. РИТТЕР: Люди часто спрашивают, почему так дорого. Начинаешь объяснять, говорить плюсы: вкус отличается, на рыбе нет льда, вакуумная упаковка, которая сохраняет запах и вкус. И рыба индивидуально упакована.

И. КОНОПЛЕВ: То есть задача какая? Убедить попробовать словами сначала?

А. РИТТЕР: Убедить попробовать, и человек понимает, за что он платит деньги. Он платит за качество продукта.

И. КОНОПЛЕВ: Скажи, пожалуйста, если взять всех тех покупателей, которые к вам приходят попробовать вашу рыбу, ваша задача их для начала убедить, рассказать, какая она вкусная, какая она разная, а как заставить их потом приходить еще?

А. РИТТЕР: На самом деле, когда человек начинает сопротивляться покупке, мы говорим фразу: "Если вам не понравится, мы вернем вам деньги".

И. КОНОПЛЕВ: Было хоть раз, что приходилось возвращать?

А. РИТТЕР: Было, по-моему, пару раз, что вернули, потому что человек просто сам испортил продукт, размораживал его под кипятком, и мы долго пытались ему объяснить. Он пришел, купил кету, захотел ее засолить. Чтобы дефростировать кету, или разморозить ее, нужно порядка 10 часов (большую тушку рыбы).

И. КОНОПЛЕВ: То есть ее нужно с вечера, грубо говоря, класть, чтобы она ...

А. РИТТЕР: Да, в ванну или на стол, грубо говоря. И он приходит через два часа с бешеными глазами и кричит: "У вас очень плохая рыба". Мы спросили, что случилось. Он говорит, что ее ...

И. КОНОПЛЕВ: Ну хорошо, чем эта история закончилась? Мы ему вернули деньги?

А. РИТТЕР: Тем, что мы вернули деньги и забрали вторую тушку.

И. КОНОПЛЕВ: Это некий потребительский экстремизм, процент которого будет постоянно. Как ты считаешь, дегустация продукта в точке продаж - это эффективный инструмент?

А. РИТТЕР: Эффективный, мы так делаем. В выходные мы даем пробовать икру, даем пробовать рыбу копченую, соленую, разную в общем.

И. КОНОПЛЕВ: То есть получается, что если все-таки вы торговали бы продуктами на букву "г", тогда бы давание попробовать инструментом не было бы?

А. РИТТЕР: Конечно.

И. КОНОПЛЕВ: Если даешь людям попробовать "г", то на продажи рассчитывать не стоит. Скажи, пожалуйста, можно ли рассматривать ваш формат и ваш бизнес к возможности тиражирования в регионы, не в готовую еду (то, что Саша сказал), а куда-то географически? Воспримет ли, например, Магнитогорск ваш формат?

А. РИТТЕР: Пока мы это не анализировали, но думаю, что воспримет, в планах это есть. В планах есть развить этот формат бизнеса по городам: Магнитогорск, Миасс, Златоуст, Чебаркуль.

И. КОНОПЛЕВ: Подожди, ты хочешь сказать, что Златоуст будет есть эту рыбу промысловую, допустим, нерку, которая стоит наверняка не 300 рублей?

А. РИТТЕР: Ну да, она стоит 750 рублей за килограмм.

И. КОНОПЛЕВ: И Златоуст ее будет есть?

А. РИТТЕР: Я думаю, что найдется наш потребитель. Понятно, что в Златоусте будет не три-четыре точки, но можно будет найти центральное место и дать хорошую рекламу, то есть я думаю, что да.

И. КОНОПЛЕВ: Я понял. Хорошо, можете навскидку из вашего ассортимента назвать какую-то рыбную фишку - у вас есть то, чего больше в городе нет ни у кого вообще?

А. РИТТЕР: У нас есть чавыча, так называемый King salmon - король лосося, здесь его просто не найдешь.

И. КОНОПЛЕВ: А в чем его прям такой "вах-вах" эффект?

А. РИТТЕР: Если японцы 90% этой рыбы скупают, а японцы, как известно самые первые рыбники в мире, то я думаю, что...

И. КОНОПЛЕВ: Японцы - рыбники в мире?

А. РИТТЕР: Да.

И. КОНОПЛЕВ: Век живи - век учись. Ок. Мне нравится ваш подход к делу. Мне нравится то, что вы исходите прежде всего из того, что сначала "а" - мы любим готовить, потом "б" - мы находим хороший продукт и "в" - мы будем им торговать. Мне очень хочется, чтобы к вам присоседились с этого города еще 4-5 предпринимателей, которые заведут сюда экофрукты, экомолоко, экомясо и экохлеб, чтобы у тех, кто действительно озабочен правильным питанием, была возможность прийти в некий экоторговый центр и купить там себе экоеды. Это классно, вы молодцы.

Есть еще одна штука в этой программе, называется "приземление мудрости". Я цитирую какую-то великомудрственную цитату, которую выхватил из ближайшего паблика, и прошу высказать кого-то к ней отношение. Мне надо понять, кто будет сейчас со мной разговаривать. Переглянулись, посмотрели друг на друга. Александр, давай.

А. МУСС: Давай.

И. КОНОПЛЕВ: Это из свода правил офицера 1900-какого-то года цитата, одно из правил. Я сейчас ее зачитаю, а ты просто скажешь, согласен с этим или нет, приходилось ли этим пользоваться и вообще свое отношение. Можешь сказать, что это бред полный.

А. МУСС: Да, давай-давай.

И. КОНОПЛЕВ: Цитата звучит так: "Нет ничего хуже нерешительности: лучше худшее решение, чем колебание или бездействие".

А. МУСС: Да, конечно, это полная правда. То есть лучше попробовать, и там уже неважно, получилось у тебя это или нет.

И. КОНОПЛЕВ: Приходилось ли в своей практике сталкиваться с тем, что да, мы попробовали, да, не получилось, и после принимать какие-то корректирующие действия?

А. МУСС: Да, конечно, пробуешь, делаешь ошибки, и от этого только учишься, от этого только лучше.

И. КОНОПЛЕВ: Спасибо, согласен с этим полностью. Мы говорили сегодня с основателями рыбной эколавки "Свои люди" Александрами Мусс и Риттер. Спасибо вам, ребята, за то, что вы делаете.

А. РИТТЕР: Спасибо вам.

А. МУСС: Спасибо.

И. КОНОПЛЕВ: Пока.


promo ikonoplev december 29, 15:53 21
Buy for 500 tokens
Эта история длится пару лет. И непонятно, куда она вывезет, но все началось с того, что врач, выслушав то, как я живу сказала.... "Никто не может сказать, когда и чем закончится ваша жизнь, но пока вы себе очень сильно вредите" Последние 5 месяцев были довольно веселыми, особенно…

  • 1
Опять спекуляция на "эко". Все то же самое продается на рынке в 2 раза дешевле.

Заморозка за 750 р не взлетит. Сколько будут стоить суши из такой рыбы - учитывая что рынок сейчас перенасыщен и люди уже суши элементарно "переели" ? Тож не взлетит. Сугубо взгляд потребителя.

Edited at 2015-01-21 06:12 am (UTC)

Про суши да, есть вопросы. Согласен, что рынок "переел" и тут ребятам надо подумать хорошо. А про заморозку по 750 рублей - не факт. Они на Центральном стоят. Там хурма по 400 рублей взлетает. Потому что локация такая.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account